ищу тебя: нужныекартавнешностистаи и общностифак etcо круге II
«...Следы сверхъестественных сил обнаруживают себя чаще, чем хотелось бы людям разумным и просвещенным. Из доисторических времен выползают химеры, которым поклонялись наши предки много столетий назад. С низких небес роняют на нас хлопья пепла режиссеры нашей судьбы. Они скрываются под нами, над нами и среди нас до тех пор, пока мы не устремим взгляд прямо в их лукавые очи...»
— Что у тебя внутри, хотел бы я знать?
— То же, что у всех. Кровь и требуха с душой вперемешку.

home'ostasis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » home'ostasis » приемная » Нага | ж


Нага | ж

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

https://beon.vip/uploads_user/1000/42/21247772919d408d91539c32d4c0d190.png https://beon.vip/uploads_user/1000/42/270e0e8093c50251b1f0f5d35bf1e9d6.png https://beon.vip/uploads_user/1000/36/c3ac600f005625bbb0cbc28f11b04849.png
Нага — 17— Змейки
Lilian Conner

Грех не должен над вами господствовать, ибо вы не под законом, но под благодатью  (Римл.6:13-14)

         'выдержки из святого домовского писания

Я всегда была очаровательным существом, нежным, чувствительным и благодарным. И мудрым. И благородным. И таким гибким в извивах стройного тела, что тебе будет радостью взглянуть на тихую пляску мою; вот в кольца свернусь я, тускло блесну чешуёю, сама обовью себя с нежностью и в нежно-холодных объятиях умножу стальное тело. Одна во множестве! Одна во множестве!

Воспоминания раннего детства клочковаты, гадки и отрывисты – огромный дом, в доме прислуга и золоченые ажурные перила лестниц. Темное дерево, белоснежный камень, переливающийся хрусталь. Прислуга в кружевных передничках, с выхолощенными лицами. Светловолосая хозяйка в шелках, ее муж, темноволосый, похожий на актера из старых фильмов. И девочка.

Я всегда была очаровательным существом и любила нежно тех, кого любила. Подвинься ближе. Ты видишь мои беленькие, острые, очаровательные зубки? - целуя, я кусала. Не больно, нет: немного. От нежности, лаская, кусала я немного, до первых светлых капелек, до крика, похожего на смех, когда щекочут. Это очень приятно, не думай: иначе не возвращались бы ко мне за поцелуями, кого я целовала. Это теперь я могу поцеловать только раз - как печально: только раз. Один поцелуй на каждого... как мало для любящего сердца, чувствительной души, стремящейся к великому слиянию. Но это только я, печальная, целую раз и вновь должна искать любви - он другой любви уже не знает, для него нерасторжим и вечен мой брачный, нежный, единый поцелуй. Я говорю с тобой доверчиво; и когда кончу мой рассказ... я тебя поцелую.

Раз клочок - девочка соскальзывает с поручня, кубарем сваливается вниз, разбивая коленки и лицо, встает и кровь из носа капает на платье –высокая женщина в бриллиантах брезгливо морщит нос. Два клочок – девочка прилежно занимается с приглашенным преподавателем, он учит ее многим предметам, дисциплине, послушанию, вежливости и покорности – особенно усердно он старается в малюсенькой комнатке рядом с классной комнатой, и когда он нависает над ней, кряхтит и чужой пот капает на лицо, девочка панически шарит глазами по потолку в поисках трещины – ей кажется, что если она найдет трещинку быстро, то больно не будет… но чуда не происходит. Три клочок – хозяйка дома заламывает бессильно руки и рыдает, ее большой живот ходит ходуном, муж женщины играет желваками и чистит револьвер, а девочка убегает в самую запущенную часть огромного сада и прячется под раскидистыми кустами, прижав ноги к груди, и в ее голове что-то тоненько вибрирует, подобно струне, а затем лопается с оглушительным звуком.

За что не любили меня? Ведь и тогда я была очаровательным существом, беззлобным, нежным, танцующим чудесно. Но меня мучили. Меня жгли огнем. Тяжелые и грубые звери топтали меня тупыми ступнями безумно тяжелых ног: холодные клыки кровавых ртов разрывали мое нежное тело - и в бессильной скорби я грызла песок, глотала пыль земли и умирала в отчаянии. Каждый день я умирала растоптанная. Каждый день я умирала в отчаянии. Ах, какое подлое время! Глупый лес все забыл и этого времени не помнит, но ты пожалей меня. Подвинься ближе. Пожалей меня, оскорбленную. Печальную. Любящую. Танцующую прекрасно.

После того, как сознание и память возвращаются, девочка обнаруживает себя среди безупречно белых, стерильных стен. Безликие люди носят ей еду, осматривают, задают какие-то вопросы, стараются что-то выведать, что-то распознать в ее поведении такого, что привело к Точке, после которой она оказалась в этом странном месте. Все произошедшее кажется сном, вся боль осталась фантомной, только рубцы на запястьях напоминают о чем-то, что не удалось. Обслуга шушукается между собой – девочка не реагирует, ведет себя как шарнирная кукла, навеки замороженная, почти не разговаривает. Однажды она видит одного из Безликих – он неуловимо похож на ее преподавателя – и только тогда оживает.

Как могла я защищаться? У меня были только мои беленькие, чудные, острые зубки, - они пригодны лишь для поцелуев. Как могла я защищаться? - это теперь я ношу на шее эту страшную тяжесть головы и взор мой повелителен и прям, а тогда была легка голова моя и глаза смотрели кротко. Тогда у меня еще не было яда. Ах, тяжело голове моей, и держать ее мне трудно! Ах, я устала от моего взора, два камня во лбу моем, и это мои глаза. Пусть драгоценны сверкающие камни, но тяжело носить их вместо кротких глаз, они давят мозг... тяжело голове моей! Смотрю и качаюсь, в зеленом тумане вижу тебя - ты так далеко. Подвинься ближе.

Из изолятора она выходит Виверной – после безобразной истерики, устроенной персоналу, она приобретает новое имя. У имени есть крылья, оно безобразно-яркое, как алая капля крови, оно дышит огнем как самый настоящий дракон. Теперь она изменилась, теперь выглядит по-другому, говорит медленно, смотрит исподлобья, а в кармане носит дезинфектор и салфетки. Будь ее воля – и она бы всех протирала перед тем, как с ней заговаривали. Ее принимает стая, она живет в ней как маленькая и запутавшаяся глупышка, и с каждым днем учится чему-то новому… а потом ее семья все-таки находит в себе силы встретиться с ней лицом к лицу.

Видишь: даже в печали я прекрасна, и томен мой взор от любви. Смотри в зрачок: я буду суживать его и расширять, и дам ему особый блеск, мерцание ночной звезды, игру всех драгоценных камней: алмазов, зеленых изумрудов, желтеющих топазов, рубинов кроваво-красных. Смотри в глаза: это я, царица, венчаюсь короною моею, а то, что сверкает, горит и падает, отнимает у меня разум, волю и жизнь - это яд. Это капелька моего яда.

Она не узнает женщину, не узнает мужчину, узнает только ее бриллианты и его темные волосы. Рядом с женщиной уже трое детей, двое держатся за юбку, третий у груди и в их пластилиновых личиках проскальзывают черты, которые Виверна видит и в зеркале. Женщина мямлит и бесконечно извиняется непонятно за что, мужчина мелко-мелко кивает, на какую-то долю секунды Виверна даже прислушивается к тому, что они говорят. Чуткое ухо выцепляет фразы «ни в чем отказу не будет», «денег достаточно», «только попроси и в тот же день будет доставлено» и «потом сможешь вернуться», но глаза неотрывно следят за камнем в кольце женщины. Идеальная красная капля гипнотизирует Виверну как алый огонек, как змеиные глаза и на долю секунды камень отражается в зрачках. Минутки неприкрытой лести, жалобные влажные глаза – и Виверна уходит со встречи с камнем на пальце. Крылья за ее спиной набирают силу и становятся почти что осязаемыми.

Однажды я купалась в гнилом лесном болоте - я люблю быть чистой, это признак благородного рождения, и я купаюсь часто. И, купаясь, танцуя на воде, увидела свое изображение и, как всегда, влюбилась. Я так люблю красивое и мудрое! И вдруг увидела, на лбу, среди других природных украшений, явился новый, странный знак... не от него ли тяжесть, окаменелость взора и этот сладкий вкус во рту? Вот здесь темнеет крест на лбу, вот здесь - смотри! Подвинься ближе. Не правда ли, как странно? Но я не поняла тогда, и мне понравилось: пусть будет украшением больше. А в тот же день, тот самый страшный день, когда явился крест, мой первый поцелуй стал и последним - смертельным стал мой поцелуй. Одна во множестве! Одна во множестве!

*

И вот тогда вползла я в глупый лес, в мою зеленую державу. По-новому, по-страшному! Я была кротка, как царица; и милостиво, как царица, кланялась по сторонам: направо, налево. А они... убегали! Благосклонно, как царица, я кланялась: направо и налево, - а они, смешные, убегали. Как ты думаешь: отчего они убегали? Как ты думаешь? Смотри в глаза. Ты видишь там какое-то мерцанье и блеск? - это лучи моей короны слепят твой взор, ты каменеешь, ты погиб. Сейчас я протанцую мой последний танец - не падай. Вот в кольца свернусь я, тускло блесну чешуёю, сама обовью себя с нежностью и в нежно-холодных объятиях умножу стальное тело. Вот я! Прими мой брачный единый поцелуй - в нем смертоносная тоска всех угнетенных жизней! Одна во множестве! Одна во множестве!

Дом принимает ее как свое дитя, в неприятные, кусачие и колючие объятия, относится к ней так ласково, как только может себе позволить. Виверна растет, чутко впитывая старательными пальцами все то, что только может, от преданий до случайных шепотков. Учится быть невидимой, пробираясь окольными тропами и невидимыми проходами, носит выведанные секреты с собой, применяет их где нужно, торгует ими. Старшие удивляются – такая мелкая, почти клоп, а везде проникнет – но не препятствуют, можно сказать, поощряют. Они почти не замечают ее участия во всех мероприятиях, ее присутствия в кофейнике, да и вообще, в принципе, чем она с удовольствием и пользуется.

Она вырастает с полным ощущением, что в Доме она была всегда, с самого начала своей жизни. Любая змея мечтает стать драконом, но не каждая дорастает до этого. Виверна же из дракона становится коброй-царицей, матерью змей, Нагой. Старательная девушка, одетая с иголочки, не позволяющая себе грязи – ни в словах, ни на одежде, ни в поведении, гордость Дома, отличница. Говорит тихо, смотрит ласково, никому не перечит, не препятствует, чем не положительная характеристика? К ней подселяют других девочек, тасуют между комнатами, и получают на выходе гордость и радость, стайку безупречных, как на подбор. К Наге приходят добровольно, по собственному почину, и прежде, чем серпентарий принимает новую сестру, они обязаны соглашаться (письменно, разумеется) с некоторыми правилами, на свой страх и риск. Нарушения и несоблюдение правил влекут за собой наказание, и уж тогда пощады не жди – Нага крайне щепетильна во всем, что касается ее девочек. Лучше уж она, чем мир, он будет карать гораздо больнее. Нага знает, никто ничего скажет, не осмелится - у дисциплины своя цена, характер ломать тяжело... но чего только не сделаешь ради себя, верно?
Но не только карает Нага своих девочек - она же их и поощряет, и нет лучшей похвалы, чем ощутить, как мать змей гладит свое дитя по голове.
Нага знает многое, чувствует ложь, владеет секретами, маленькие юркие змейки приносят ей информацию каждый Божий день, поэтому нет ничего такого, что ускользнуло бы от прищура этих стылых, почти стеклянных глазок.

Брезгливость остается ее спутником. Будь ее воля, она ходила бы в перчатках все время, однако контакты устанавливаются исключительно кожа-к-коже, ведь больше всего на свете ей нравится искать ниточки, которые управляют людьми и дергать за них. Нага имеет выход в Наружность, ей нет ни в чем отказа (как и было обещано когда-то), Нагу можно попросить и она не откажет, но потребует платы – но и свои собственные долги Нага отдает с величайшей щепетильностью и тщанием.

Нага чувствительно и весьма брезгливо воспринимает запахи – и тем не менее, ее коллекции парфюмов можно позавидовать. Нага милая и нежная девочка снаружи – и невероятно расчетливая, холодная и жесткая змея внутри. Принципиальность в вопросах наказаний за прегрешения такая, что за преступление созданного кодекса Нага карает саму себя с не меньшей жесткостью, чем свой серпентарий.

Нага знает цену себе и своей внешности – она всегда ухожена, одета с иголочки, ее маникюр идеален и макияж никогда не поплывет. Волосинка к волосинке, складочка к складочке, подбор цветов в одежде ни у кого не вызовет нареканий. Она – лицо почти что официальное, в любых проверках и делегациях извне она также участвует, поэтому внешность – ее инвестиция в будущее, ее хлеб с маслом.

Нага болезненно брезглива и чувствительна к любого рода грязи, она не терпит ее присутствия. После рукопожатий она всегда протирает ладони, тщательно дезинфицирует все поверхности, не оставляет за собой следов и отпечатков, запах духов всегда сопровождает спиртовой дух дезинфектора.

Нага знает некоторые секреты, что принадлежат старому Дому, но никогда их не выдаст, потому что умеет быть благодарной.

Человек-кодекс, человек-манипулятор, человек-противоречие, дракон, превратившийся в змею – все это Нага, кобра-царица, матерь змей, сталь, шелк и слоновая кость в одном личике.

Ты любишь драгоценные камни, но подумай, возлюбленный: насколько драгоценнее капелька моего яда. Она такая маленькая - ты видал когда-нибудь? Никогда, никогда. Но ты узнаешь. Помысли, возлюбленный: сколько страданий, тяжелых унижений, бессильной ярости, себя грызущей, должна была я пережить, чтобы родить вот эту капельку. Я царица! Я царица! В одной капельке, мною рожденной, я ношу смерть для всего живущего, и царство мое безгранично, как безгранична скорбь и безгранична смерть. Я царица! Мой взор непреклонен. Мой танец страшен. Я прекрасна! Одна во множестве! Одна во множестве!

Склонись ко мне. Люблю тебя.

У м р и.

'внешность асоциальная/личина/возможности
Прыгун. Перемещается довольно редко, на Изнанке выглядит как молоденькая девица с раздвоенным языком и странными глазами с змеиным зрачком, в Лесу – полноценная змея. Помнит все, что происходило с ней во время о т с у т с т в и й, искренне не знает, как с этим жить, не может предугадать время следующего перехода, что и пугает ее больше всего на свете.
Кукловод, манипулятор, ищейка, знает очень многое и пользуется информацией в своих целях – выведывает, записывает, продает. Однако, в основном, ищет.

'наружная информация
Иногда из-за загруженности могу пропадать, нужно несколько подпинывать.
Принципиально не играю рейтинг NC -17. Как по мне, это по большей части весьма подробная и оттого неуместная детализация, поэтому предпочитаю R. Спокойно отношусь ко многим темам, готова к экспериментам.

средство связи: tg: @NephieLes

Отредактировано Нага (Jun 7 2020 05:51 am)

+10

2

https://funkyimg.com/i/31gFU.png

Следы сверхъестественных сил обнаруживают себя чаще, чем хотелось бы людям разумным и просвещенным. Из доисторических времен выползают химеры, которым поклонялись наши предки много столетий назад.  ...Они скрываются под нами, над нами и среди нас до тех пор, пока мы не устремим взгляд прямо в их лукавые очи. И тогда они, обнаруженные, на мгновение обретают плоть и погибают, но в предсмертных конвульсиях рвут окружающий мир, который по праву считают своей игрушкой...

Привет всем выкидышам, недоноскам и переноскам… Всем уроненным, зашибленным и недолетевшим! Привет вам, "дети стеблей". Теперь, когда первый шаг через порог сделан, осталось уладить несколько формальностей. Итак, следуйте за мной.

После кабинета Маламута обязательно сделайте общее фото на документы и заверьте личное дело. Чтобы миазмы Наружности не проникли внутрь, настоятельно советуем избегать любого ее упоминания. Отношения с состайниками и другими обитателями Дома вы можете выяснить здесь, а найти зверя на ловца - дальше по коридору.

Ждем вас в Коф. на чашечку чая в любое время дня и ночи. Хотите бесплатный совет? При себе лучше иметь что-то острое, а личные дневники - хранить у сердца.
https://funkyimg.com/i/31gFV.png

0


Вы здесь » home'ostasis » приемная » Нага | ж